Форум Краснодарской городской общины "Славянский искон"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Краснодарской городской общины "Славянский искон" » Творчество » Медицина древней Руси и Европы


Медицина древней Руси и Европы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Московская медицинская академия им. И.М.Сеченова
Кафедра истории медицины и культурологи
Лечебный факультет


МЕДИЦИНА  В   ДРЕВНЕЙ  РУСИ  И  СКИФИИ


Москва
2003г.

Медицина в Древней Руси

Содержание
Введение
1. Скифы как предвестники медицины Руси.
2. Гиппократ о скифах.
3. Лекарства скифов.
4. Цари-лекари.
5. Лекарство от всех болезней.
6. Медико-санитарный уровень в Древней Руси.
7. Больницы в монастырях.
8. Знаменитые врачи Руси.
9. Медицина в Новгороде как пример медицины на Руси.












При упоминании о Древней Руси сразу же вспоминается та страна, которая знакома нам по сказкам с детства. В памяти тотчас возникают Илья Муромец, Соловей-Разбойник и другие былинно-сказочные персонажи. Вплоть до Бабы-Яги, не имеющей аналогов в окружающем Русь фольклоре и очень похожей на знахарку-целительницу. Она ведь не только козни строила Ивану-Царевичу в сказках, но, и банькой «попотчует» (а русская баня входила в набор методов целительства Древней Руси), и снадобья ему давала – тоже для исцеления физических и духовных недугов. То есть народная медицина – один из мощнейших фактор врачевания на Руси.

Скифы как предвестники медицины Руси.
Мы можем сравнить искусство врачевания на Руси с легендарной Скифией, раскинувшейся от Черного моря до Балтики и до Уральских гор. Ваза из Куль-Обского кургана – наглядное свидетельство искусства врачевания скифов. Но скифов больше нет. Тем не менее они не могли исчезнуть совсем бесследно. Да и Древняя Русь, формируясь на просторах Скифии, едва ли была глуха к культуре предшественников. Нет, о русских людях нельзя сказать «Иван, не помнящий родства». Свое родство они умели проносить через века и помнить о нем.
Очевидно, что скифы, растворившись в славянском этносе, передали ему и свою медицину. Но, прежде чем раствориться, они создали то, чему раствориться предстояло, - свой самобытный менталитет (свой особый способ мышления и мировосприятия). Они были хорошими земледельцами, отменными ремесленниками, занимались рыболовством и торговлей с соседними странами. Нам трудно представить себе уклад их жизни. Но начавшееся в ту эпоху разделение труда содействовало возникновению у скифов различных профессий, в том числе и профессии врача. А потому наряду с народной развивается и профессиональная медицина.
В VII - VI вв. до н. э. в средиземноморских странах большой славой пользовались скифские врачи Анахарсид и Токсарид. Вот что сказано об Анахарсиде (или Анахарсисе) в «Словаре античности» (Москва, 1989): «Скиф из царского рода; изучал греческие обычаи, уклад жизни и культуру, подвергал их критическому осмыслению. Идеализируя северные народы, греки нарекли Анахарсида Мудрым. Приписываемое ему собрание из 10 сохранившихся до наших дней писем, датируемых III в. до н. э., свидетельствует об огромном интересе к фигуре Анахарсида со стороны киников». Он был врачом-мыслителем. О враче Токсариде, признанном в Греции героем, говорится, что происходил он из простого скифского рода, был «муж мудрый, отличавшийся любовью к прекрасному и стремлением к благороднейшим занятиям», умер в Афинах. Хотя греки  идеализировали северные народы, но получить столь высокую похвалу от них, весьма искушенных в умственных занятиях, было не так-то просто. Значит, он был действительно хорошим врачом.

Гиппократ о скифах.
Очень важным является мнение о скифской медицине Гиппократа. Он много путешествовал по Причерноморью и как проницательный наблюдатель оставил нам бесценные свидетельства очевидца. Начать можно с того, что он установил холерический тип телосложения людей севера, что является следствием климатических условий. Он говорил, что они «от природы энергичны и бодры для деятельности». Кроме того, «эти люди для искусств острее и способнее и более годны для ведения военных дел».
В числе болезней, встречающихся у скифского народа, Гиппократ отмечает, как ни странно, евнухоидизм, боли суставов и язвы на теле. С присущей ему наблюдательностью, он очень точно указал причину (социальную!) евнухоидизма. Этой болезни были подвержены мужчины «благороднейшие и те, которые посредством верховой езды достигли величайшего могущества; бедные же страдают меньше, ибо не ездят верхом». Но это ещё не все. Длительная верховая езда приводит к заболеванию суставов, воспалению седалищного нерва и подагре. По мнению Гиппократа, следствием верховой езды были сильные боли в суставах, язвы на бедрах и хромота. Гиппократ пишет и о некоторых приемах лечения, применявшихся народными целителями Скифии: «…когда начнут болеть, то открывают обе вены позади ушей, и когда кровь истечет, то вследствие слабости охватываются сном и засыпают». Метод кровопускания применялся у скифов при многих заболеваниях. Правда, Гиппократ не пишет, при каких конкретно. Помощь при родах оказывалась, судя по всему, в повозках, обтянутых войлоком. Их устройство Гиппократ описал очень подробно. В них жили женщины и дети. Любопытно, что детей не пеленали. А питались скифы вареным мясом, пили кобылье молоко, талую воду и ели гиппаку – конский сыр.

Лекарства скифов.
Нам любопытно это знать, ведь наверняка то же самое было и в «аптечке» у жителей Древней Руси. Прежде всего, это целебные растения и травы. Мы можем узнать это из произведений историков и поэтов. Овидий Назон (1 в. до н. э.), живший изгнанником в скифских степях, в своих элегиях описывает свойства полыни: «…печальный полынь торчит по пустынным полям и горькое растение соответствует своему месту». Историк А. Марцеллин рассказывает о скифском корне – ревене, находившем широкое применение при лечении больных. Геродот упоминает о поразительной горечи травы в понтийских степях, которая увеличивает количество желчи больше всякой другой травы. Ветеринарный врач Пелагоний (IV в. до н. э.) писал, что греческие и римские врачи широко использовали «понтийский абсинтий» (полынь), аирный и заячий корни.
Геродот, Плиний и Феофраст в своих трудах пишут о скифской траве «Scyphicam herbam», которая скифскими врачевателями применялась «для лечения ран», «против удушья». Александрийские врачи Ктезия и Аристогитон тоже восхищались лечебными свойствами скифской травы. Плиний свидетельствует, что «скифская трава» ревень от болот Меотийских вывозится из Скифии в Грецию, Италию и другие страны.
Есть сведения, что скифы разводили лекарственные растения в садах и огородах, т. е. растения эти возделывались в культуре. Скифам были известны и ядовитые свойства аконита. Плутарх упоминает еще о двух лечебных растениях, произраставших в реке Танаид (Дон) – злоненавистнике (речь идет, очевидно, о бодяге) и Аллинде с листьями, похожими на капустные. При растирании их образуется сок, называемый «маслом вироса» и сильно согревающем тело.

Букварь
Кариона Истомина
1692 г.

О лекарствах, произраставших в Скифии, упоминают Диоскорид (I в.), врач Ксенократ. Причем о лекарствах не только растительного происхождения, но также минерального и животного. Скифы применяли и доставляли на рынок «бобровую струю», которая у понтийского бобра отличалась лучшим и более сильным действием. Есть упоминание о яхонте, янтаре, мышьяке и других солях, добываемых в Скифии. Для облегчения родов женщины носили в ожерельях яхонты. Камень «хризолит» в измельченном виде употреблялся внутрь при болях в желудке. Все это крайне важно, так как сведений о медицине Древней Руси сохранилось крайне мало. Между тем врачи Скифии и методы их лечения (а они были предтечей врачебного дела на Руси) возбуждали большой интерес у греков и римлян, оставивших нам бесценные свидетельства о зарождении медицины на территории Древнерусского государства.

Цари-лекари.
Есть еще один интересный факт. Если мы говорим о предтечах врачебного дела на Руси, никак нельзя обойти стороной одну уникальную фигуру. Царь - врачеватель – в истории трудно найти факты подобного рода. Чтобы персона, облеченная верховной властью в государстве, опускалась до человеческих страданий, искала снадобья от хворей и недугов! Ведь государю недосуг предаваться подобным занятиям. Он должен усмирять народы и отвоевывать земли у возомнивших себя великими царей.
Но, помимо своих обязанностей как обладателя верховной властью в государстве, цари участвовали и в устройстве медицинских учреждений доля простого люда.
• Так, Устав князя Владимира (996 г.) стал основной для устройства благотворительных и медицинских учреждений в России вплоть до ХVIII века.
• В период княжения Ярослава расцвела древнерусская монастырская медицина.
• Князь Владимир открывает ряд богаделен в Киеве. В честь своего бракосочетания с сестрой византийского императора Анной он сооружает там же церковь во имя Пресвятой Богородицы, ставшую приютом для всех страждущих. Владимир повелел при этой церкви из своей казны кормить убогих, странных, сирот и вдовиц. А князь Черниговский Николай Давыдович (ХII век) построил в Киеве больничный монастырь. При князе постоянно находился врач Петр Сирянин, чье имя в истории древнерусской медицины занимает одно из ведущих мест. Его бескорыстная помощь всем страждущим являлась примером для подражания многим поколениям врачей

Лекарство от всех болезней.
Териак - ссылка на эту панацею от всех бед есть у каждого врача, оставившего след в истории, начиная от Галена, кончая Авиценной, и далее – вплоть до новейших времен. Териак включен и в арсенал тибетской медицины и шире –медицины всего Востока.
Историки  и врачи пытаются в древних источниках информации найти рецепт этого снадобья, но пока безуспешно. А ведь интересно было бы узнать о нем подробнее и, быть может, (почему бы и нет?) возродить его к жизни. Есть подозрение, что териак и поныне в арсенале безотказных средств народной медицины.
В произведении «Вертоград» (1534г.) можно найти более ста названий веществ и лекарств, которыми торговала Русь. Так, лекари использовали мышьяк для лечения болезней кожи, которые сопровождаются разрастанием рогового слоя. Для лечения кожных болезней применяли также киноварь и ртуть. С помощью этих средств избавлялись от таких паразитов, как вши и блохи.
На Руси были известны и побочные эффекты применения ртути – стоматиты, а также способы их предупреждения.
Древнерусские целители использовали и минералы для лечения болезней.         
Лазурит использовался в качестве слабительного и для лечения перемежающейся лихорадки.
Алмаз применялся для смазывания краёв гнойных ран и язв, а также для лечения дёсен при цинге.
Применение агата упоминается ещё в «Изборнике Святослава». Из него в Древней Руси изготовляли сосуды для перевозки и хранения лекарств. Уже в те времена агат считался лекарственным средством. Его применяли в виде присыпки или мази при укушенных ранах. В лечебнике описана разновидность агата – оникс, который применялся для изготовления инструментов для кровопускания. На Руси высокор ценился аметист. Его применяли в качестве противоядия при алкогольных отравлениях.
В Древней Руси был широко распространён способ лечения болезней с помощью определённых органов, желчи, животных соков, птичьих яиц, вытяжек из тел насекомых. Сырьё для таких лекарств добывали и на Руси, и привозили из других стран.  Много сырья привозилось из восточных стран.
Самым популярным средством при любых расстройствах желудка считался «камень безоар», который находили в кишечнике многих животных.
Есть ещё одно средство животного происхождения, применявшееся на Руси, - секрет железы кабарги – источник мускуса. Его применяли при болезнях сердца, а также при болезнях эпилепсии, душевнобольных с депрессией, лечили им и запои.
Огромной популярностью среди врачей московского государства пользовались пантовые "оттирки" - панты пятнистых оленей. На Руси пантовые "оттирки" назначались при эпилепсии), при желудочных и маточных кровотечениях, при параличах Больные пили их с вином и водой при сердечных болезнях.
Особенно ценили на Руси вещества, действующие благотворно на сердце, успокаивающие нервы, придающие бодрость. В древнерусских лечебниках их называли нежными ласкательными именами: "любка", "зелие милое", "дар небес" и так далее.
Но основное место в древнерусской медицине занимали лекарства растительного происхождения. В настоящее время они более изучены, и многие из них успешно применяются современными врачами. Так, гвоздика рекомендовалась при слабости зрения, при заболеваниях желудка, печени, сердца. Перец (черный) считался у русских лекарей настоящей панацеей от всех болезней. Лечили им и ревматические болезни. В качестве противопростудных средств давали имбирь. Его принимали в уксусе на ночь.
Популярны были также мускатный орех, мускатный цвет, которые привозили из Индии. Они применялись как мочегонное средство и для возбуждения хронических больных.
В качестве обеззараживающих средств в Древней Руси использовалась полынь, багульник и др. В "Киево-Печерском патерике" (16 в.) упоминаются сенна и ревень, которые употреблялись в качестве слабительных средств.
Однако непросто было сохранить лечебники и травники. Держать их у себя дома было небезопасно. На такого человека могли написать донос, судить, всё имущество забрать в казну, а человека сослать в какой-нибудь отдалённый монастырь. И таких случаев на Руси было немало.
Несмотря на это, лечебники и травники продолжали тайно хранить во многих домах, благодаря чему мы и имеем представление о многих элементах народной медицины Древней Руси.
В лечебниках русской медицины большое значение приобретают растения. Заготовка лекарственных растений выходит на первое место путем введения натуральной повинности, а также благодаря экспедициям травников аптекарского приказа. Особый "авторитет" имело все семейство луковых, а в особенности чеснок и лук. В старинных травниках отмечалась их способность стимулировать регенерацию кожи при ожогах, ушибах, ранениях.

Медико-санитарный уровень в Древней Руси
Вопрос о медицине в Древней  Руси относится к наименее изученным, сложным и противоречивым. Памятников медицинской письменности от этого периода сохранилось мало. Многие из них погибли в огне пожаров феодальных войн и иноземных нашествий.

Но остались – памятники археологии, свидетельствующие о медико - санитарном уровне Древней Руси. И не только немые. Остались памятники немедицинской письменности самого различного жанра. Остались памятники изобразительного и прикладного искусства, устного народного творчества. И все они так или иначе доказывают: медицина на Руси с древнейших времен соответствовала уровню своей эпохи, так как формирование ее шло в тесной взаимосвязи со странами Западной Европы и Востока. Киевская Русь – а она просуществовала три столетия, дав жизнь России, Украине и Белоруссии, – была одним из очагов культуры, неким средостением для могучих держав Запада и Востока. В недрах переводческой «Академии» Ярослава Мудрого (конец XI века) мы находим и книги медико-биологической направленности. Наиболее значительные среди них – «Физиолог» (речь идет об XI веке!) и «Шестоднев» Иоанна Болгарского. Листая эти бесценные манускрипты, провизор наших дней был бы немало удивлен перечню лекарственных трав, широко применявшихся и в наше время. Его далеким пращурам были известны металлическая ртуть, получение опия из головок мака, целебное значение «топлиц» (минеральных источников). Лечець (врач) тех дней знал анатомию по Галену и Аристотелю. Тело человека было средоточием четырех «стихий» – огня, воды, земли и воздуха, а здоровье человека зависело от ненарушимого равновесия свойств этих стихий – горячего, холодного, сухого, влажного. Болезнь же – «недоброе» смешение соков, «смута стухий». В соответствии с чем была разработана практика лечебных прижиганий, кровопусканий, применения слабительных, чихательных и других очистительных средств.
Чтобы «ведати, како подобает человека лечити и какими обычаи», в основу деления человеческого возраста клались «седьмици» (семь семилетних периодов). Наиболее ранимыми считались младенчество и старость. Младенцы страдают недугами избыточного увлажнения: «потници», сыпи (облива, корю, воспа, лапуха), опухоли в горле. Для старческой патологии характерны затвердения уд (частей тела), сухость кожи, глухота, слепота, частые «залегания жил в мождени» (в мозге) и вследствие этого «удары с искрывлением ока и полуустом».
Женщины рисуются как существа с хрупким организмом. По самой натуре им свойственны «беснование», плаксивость, головные боли, но они не страдают «килою», носовыми кровотечениями и не лысеют.

Лечение в бане.
Миниатюра XVII в.

Причина болезни носила название «вина недуга». В мире так много «вин», что их «исчести невозможно». Вскрытие «вины» – функция «лечьцов». У постели больного именно они «бдять и первую вину болезни пытають» (из письма Владимира Мономаха к детям, начало XII века).
Недуг может быть порожден одной «виной». Но весьма опасно, если они наступают «вкупе» и бывают «различьни». Угнетение психики, как и леность, – первые ступени к болезни. Но труд – условие, без которого немыслимо гармоническое развитие организма. Поэтому всякое полезное дело вызывает высокую душевную радость, внутренне ликование.
Большое значение придавалось диагностике и прогнозу. Диагноз именовался «обличением недуга». Надежнее всего болезнь определить по «жилобиению» (пульсу), но это удел лишь «лечьцов - хытроков». Существенным подспорьем в диагностике служило «смотрение уриное» (анализ мочи в «стькляницях»). О болезни судили по «малости или множеству урины», ее цвету, запаху, осадку. Важен и осмотр всего «обличия» больного, вплоть до привычки разговаривать, сидеть, есть, потому что даже такая деталь, как «смеяние зубь» (улыбка), «ступание ног» (походка), может возвестить о свойствах болезни (Сборник Святослава, 1076).
Чем не болели наши предки?
А ведь и в те времена был грипп, да только называли его как-то иначе. А вот как – неизвестно.
Обозначение болезней и симптомов преимущественно через славянскую лексику свидетельствует об очень древней основе частной патологии. Из внутренних болезней отмечены: златяница (желтуха), камчюг (артриты), усови (плеврит), вдушь (астма). К нервно - душевным относились точение пены, или падучая немочь (эпилепсия), расслабление (параличи). Прокажением именовали болезни типа волчанки, лепры и другие кожные невзгоды.
Из инфекционных хорошо знали сухотку (чахотку), огневую (сыпной тиф). Трясця (малярия) описана в форме вседневной, черездневной и «квартано» (четырехдневной). К группе гибельных моров причислялись утроба кровавая (дизентерия), чума легочная, мозолие (бубонная чума), возуглие, или прищ горющ (сибирская язва), жаба горляная и многие другие.
Но каковы же были взгляды на причину болезни и каково было само лечение? Человек подчинялся воззрениям эпохи, был набожным и суеверным. Нетрудно догадаться, что одной из главных причин недугов были и «кара Господня за грехи наши тяжкие», и противостояние светил и сил небесных. Их надо было задобрить в первую очередь. И когда в Новгороде вспыхнула эпидемия чумы, дабы предотвратить «Великий мор», народ в течение суток построил новый храм – церковь Андрея Стротилата (существует и поныне).

Прием больным
"зелия".
Миниатюра XVI в.

Такая страшная болезнь как чума в народных сказаниях изображалась женщиной огромного роста с распущенными косами в белой одежде. Холера изображалась старухой со злобным искаженным лицом. Но как бы они не злобствовали, «лечьци» были начеку. Они уже умели распознавать болезни, готовить нужные лекарства и даже предсказывать исход недуга.

Больницы в монастырях.
Ни один монастырь на Руси не строился без "госпитальных палат".
Когда в монастыри поступали античные и ранние средневековые медицинские рукописи, на славянский язык их переводили монахи. Написанные на пергаменте, эти книги дошли до наших дней. Во многих монастырях обучали медицине по греческим и византийским рукописям. В процессе перевода монахи дополняли тексты своими знаниями, основанными на опыте русского народного врачевания. Одной из самых популярных книг ХI века был “Изборник Святослава” (переписанный дважды – в 1073 и 1076 гг.), в котором содержались медико-гигиенические сведения. “Изборник Святослава” - энциклопедия Древней Руси.
Монастырская медицина, как мы уже отмечали, была организатором первых на Руси больниц. Ранние сведения о монастырских больницах относятся к ХI веку. Они были открыты при монастырях в Переяславле на Днепре, Киево-Печерской лавре, позднее - в Новгороде, Смоленске, Львове. Ни один монастырь на Руси не строился без “госпитальных палат”. Монастырские больницы превращались в госпитали во время военных действий, осадах городов, в карантинные больницы - при эпидемиях.
Однако монастырская медицина на Руси не была все-таки монополистом. Существовала и светская, мирская, наука. Светские лекари, по всей видимости, были тоже из Византии - “очага” медицинских знаний. Там уже в V веке издавались самостоятельные медицинские сборники. Многие врачи, выходцы из Византии, пользовались большой популярностью: Феофил Нонн, Симеон Сыч и другие. В посольстве Св. Владимира Святого находился врач Иоанн Смер. “Русская правда”, что весьма знаменательно, отмечает права “лечцов” требовать плату за свою работу.
Существование светских врачей в ХII веке уже не подлежит сомнению, так как подтверждается документальными источниками.
Была единая система медицинских знаний и медицинской помощи. Она была объединена единой христианской религией, единым идеалом - служением ближнему.

Врач обследует больного
Знаменитые врачи Руси.
Большую роль в истории медицины (монастырской) сыграл Киево-Печерский монастырь (ХI век), который для того времени был своего рода первым университетом. Иноки Печерского монастыря пришли с Афинской горы, где при монастыре Св. Афонасием была устроена “больница больных ради”, и принесли с собой врачебные знания. Печерский Патерик доносит до нас сведения о нескольких подвижниках Печерского монастыря, прославившихся своим врачебным искусством. Мы встречаем в записях такие имена: “На скрижалях отечественной истории значатся имена таких подвижников, которые славились даром исцеления и врачевания больных, как, например, Антоний Преподобный, Домиан, Агапит Печерский, Пимен Постник и др”.
Антоний - этот “пречудный врач”, как именует его монастырская хроника, - лично ухаживал за больными, которых он лечил, давал им “вкушать” исцелявшее их “зелье”. Служением ближнему преподобный Антоний снискал горячую любовь как у простых людей, так и у князей. После излечения у Антония Великий князь киевский Изяслав подарил обители гору над пещерами, а “игумен же и братия заложила церковь велику и монастырь... И оттоле нача зваться Печерский монастырь... ” - отмечает летопись.
Прозванный современниками “врачом безмездным”, Агапит лечил и монастырскую братию, и мирян, которые обращались к нему за помощью. При врачевании Агапит применял отвары из различных трав и кореньев. Когда в Чернигове заболел князь Владимир Мономах, к нему созвали всех известных врачей - иностранцев, живших в Русском государстве, но болезнь усиливалась. Тогда обратились в Печерский монастырь к преподобному Агапиту. Тот послал князю лечебный отвар. В скором времени Владимир Мономах совершенно поправился. Желая вознаградить исцелителя, князь направил щедрые дары иноку, но тот раздал их нищим.

Медицина в Новгороде как пример медицины на Руси.
Новгород по своей санитарной культуре и благоустройству стоял на первом месте среди крупнейших городов Северной Европы.
Здесь раньше, чем в Париже и Лондоне на площадях и улицах появились деревянные мостовые, действовала разветвленная подземная дренажная сеть деревянных труб.
Новгородцы прежде киевлян (в конце IX - начале X вв.) приступили к строительству деревянных изб.
Баня в Древней Руси была распространена гораздо шире, чем в любой европейской стране. Новгородские врачеватели хорошо понимали целебную силу бань.
Красивая и удобная одежда - не только проявление вкусов и моды различных эпох, но и своеобразный индикатор санитарной культуры населения. Новгородцы в XI - XIII вв. одевались в одежду, хорошо сохраняющую тепло, и надежно предохраняющую кожу от механических повреждений, пыли, грязи, укусов насекомых, не сковывающую движения.
         Мыло в ту пору ввозилось из-за границы и было доступно только состоятельным жителям. Для стирки одежды и мытья тела новгородцы использовали легкомылящиеся почвы, минералы, имевшие в своем составе жир и золу. Белье кипятили в бочках с зольной водой.
Лекари-профессионалы появились, в основном, из среды волхвов, кудесников, ведунов, знахарей, колдунов - этому способствовали природная наблюдательность, желание найти разгадку явлений природы, тайн человеческого организма. Уважением к естествоведческим познаниям волхвов проникнуты многие ранние летописи.
Волхвы были знатоками "зелий", т.е. лекарственных растений. Волхвы успешно выступали в роли детских врачей, оказывали помощь женщинам при бесплодии, их приглашали в дома к больным, страдавшим заразными болезнями, к раненым и "язвенным" больным.
              В ранних памятниках письменности господствует полная нерасчлененность понятий "волхв", "врачь", "лечець", "зелейник", "чародей". По древнерусскому представлению, волшебство - это высокое искусство, мастерство ("влъшебная хытрость"), а волхв - есть "премудр", человек с большим опытом и знаниями.
Чтобы показать особую глубину медицинских знаний у врачей, древнерусская литература присваивала им эпитеты "мудрых", "хитроков", "филозофов".
           Новгородцы были сильными людьми. Физический труд, простая, здоровая пища, длительное пребывание на свежем воздухе повышали их сопротивляемость губительному действию микроорганизмов.
       Но жестокий бич голода, эпидемии уносили многие жизни. С середины XII до начала XVIII в. чума, оспа, сибирская язва, тиф - 17 раз становились причиной опустошительных эпидемий для Новгорода. Все, кто был способен, бежали из города, оставляя его на попечение светских и монастырских лекарей.

Эпидемия
в Новгороде
в 1508 г.

Ампутация ноги
при гангрене.
Миниатюра XVIII в.

С постоянным риском для жизни они обходили дворы и улицы. Кормили больных, передавая им пищу через пламя костра. Отвозили умерших на дальние кладбища.
          Первые больницы основывались, в основном, в монастырях. Деревянные здания больниц располагались обычно внутри четырехугольного пространства, образованного монастырскими стенами. В больших монастырях наряду с больницами строили бани и "свитошные" (прачечные).
         Начиная с XV в. очаги с дырой в потолке вместо дымохода выместили печи, на смену которым со временем пришла система внутристенных труб с циркулирующим по ним горячим воздухом. Окна закрывали пластины слюды. Больные спали на деревянных нарах. Вместо матрацев использовались сухой мох, солома, камыш.
             Широкое использование лекарств растительного и животного происхождения дополнялось приемами из арсенала хирургического искусства.
          Почетом в древнем Новгороде были окружены "резальники" (хирурги). Используя экстракт красавки и настойку опия, они проводили довольно сложные операции по ампутации конечностей, трепанации черепа, чревосечению.

           Первое официальное лечебное заведение (военный госпиталь) был открыт в Новгороде в 1667г. С этого времени начинается новый – более современный этап развития медицины на Руси.

Список литературы
1. Т. С. Сорокина. История медицины, том 1, М., Изд-во Российского университета дружбы народов, 1992.
2. Загоскин Н. П. Врачи и врачебное дело в старинной России. 1891 г.
3. Змеев Л. Былое врачебной России. Спб., 1890, кн. 13.
4. Л. Е. Горелова. Целители древней Руси.
5. Архив номеров КФВ.
6. Татьяна Можаровская. Лечили и князей, и бедняков.
7. Л.Е. Горелова Памятники русской медицинской письменности.
8. Ф.Л.Герман "Врачебный быт допетровской Руси". Харьков. 1891.
9. А.А. Будко, Е. Ф. Селиванов. Госпитальное и больничное дело. Газета "Социальная политика", 19 Ноября 2002.

0

2

Выкладываю здесь изображения хирургических инструментов, как античных,так и Средневековых.
Это еще раз  подтверждает,что хирургия была всегда и мнение некоторых "специалистов" о том, что все можно вылечить травами и добрым словом , не соответствуют истине.Просто все должно  делаться по показаниям. в том числе УЗИ плода... И решение вопроса о вмешательстве или процедуре должен принять только врач , имеющий соответствующую квалификацию(вы ведь не лечите зубы у кардиолога). вот и мы не рожаем у фармацевтов...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Доктор Светозар (31 марта, 2009г. 11:29:00)

0

3

Это уже позднее средневековье.Найди 8 отличий с карманным набором иквизитора. :)

увеличить

Отредактировано Доктор Светозар (31 марта, 2009г. 11:23:04)

0

4

Очень занимательно.
Но отличий не нашёл.

0

5

Здесь я вывешиваю собственно мой доклад, он частично пересекается с вывешенным ранее , но использует больше источников, в том числе и материалы диссертаций для служебного пользования(уже не секретных),поэтому прошу заранее извинить за повторение некоторых участков текста. Конечно сказано было больше, чем написано,но.если что всегда могу дополнить.
МЕДИЦИНА ПЕРИОДОВ РАННЕГО (V—X вв.) И РАЗВИТОГО (XI—XV вв.) СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Медицина у скифов
Очевидно, что скифы, растворившись в славянском этносе, передали ему и свою медицину. Но, прежде чем раствориться, они создали то, чему раствориться предстояло, - свой самобытный менталитет (свой особый способ мышления и мировосприятия). Они были хорошими земледельцами, отменными ремесленниками, занимались рыболовством и торговлей с соседними странами. Нам трудно представить себе уклад их жизни. Но начавшееся в ту эпоху разделение труда содействовало возникновению у скифов различных профессий, в том числе и профессии врача. А потому наряду с народной развивается и профессиональная медицина.
Если мы говорим о предтечах врачебного дела на Руси, никак нельзя обойти стороной одну уникальную фигуру. Царь - врачеватель – в истории трудно найти факты подобного рода.
В VII - VI вв. до н. э. в средиземноморских странах большой славой пользовались скифские врачи Анахарсид и Токсарид. Анахарсид был врачом-мыслителем. О враче Токсариде, признанном в Греции героем, говорится, что происходил он из простого скифского рода, был «муж мудрый, отличавшийся любовью к прекрасному и стремлением к благороднейшим занятиям», умер в Афинах. Хотя греки идеализировали северные народы, но получить столь высокую похвалу от них, весьма искушенных в умственных занятиях, было не так-то просто. Значит, он был действительно хорошим врачом. Овидий Назон (1 в. до н. э.), живший изгнанником в скифских степях, в своих элегиях описывает свойства полыни: «…печальный полынь торчит по пустынным полям и горькое растение соответствует своему месту». Историк А. Марцеллин рассказывает о скифском корне – ревене, находившем широкое применение при лечении больных. Геродот упоминает о поразительной горечи травы в понтийских степях, которая увеличивает количество желчи больше всякой другой травы. Ветеринарный врач Пелагоний (IV в. до н. э.) писал, что греческие и римские врачи широко использовали «понтийский абсинтий» (полынь), аирный и заячий корни.
Геродот, Плиний и Феофраст в своих трудах пишут о скифской траве «Scyphicam herbam», которая скифскими врачевателями применялась «для лечения ран», «против удушья». Александрийские врачи Ктезия и Аристогитон тоже восхищались лечебными свойствами скифской травы. Плиний свидетельствует, что «скифская трава» ревень от болот Меотийских вывозится из Скифии в Грецию, Италию и другие страны.
Есть сведения, что скифы разводили лекарственные растения в садах и огородах, т. е. растения эти возделывались в культуре. Скифам были известны и ядовитые свойства аконита. Плутарх упоминает еще о двух лечебных растениях, произраставших в реке Танаид (Дон) – злоненавистнике (речь идет, очевидно, о бодяге) и Аллинде с листьями, похожими на капустные. При растирании их образуется сок, называемый «маслом вироса» и сильно согревающем тело. О лекарствах, произраставших в Скифии, упоминают Диоскорид (I в.), врач Ксенократ. Причем о лекарствах не только растительного происхождения, но также минерального и животного. Скифы применяли и доставляли на рынок «бобровую струю», которая у понтийского бобра отличалась лучшим и более сильным действием. Есть упоминание о яхонте, янтаре, мышьяке и других солях, добываемых в Скифии. Для облегчения родов женщины носили в ожерельях яхонты. Камень «хризолит» в измельченном виде употреблялся внутрь при болях в желудке. Между тем врачи Скифии и методы их лечения (а они были предтечей врачебного дела на Руси) возбуждали большой интерес у греков и римлян, оставивших нам бесценные свидетельства о зарождении медицины на территории Древнерусского государства

В самом начале Средних Веков старые классические греко-римские медицинские традиции были почти полностью утрачены в странах Западной Европы. Лишь в Византии еще сохранялись остатки классической греческой медицины, поддерживаемые кое-как весьма посредственными компиляторами.
Средневековая Европа познакомилась с блестящими творениями классической культуры Древней Эллады, в том числе и с ее медицинским наследием, лишь благодаря арабам, когда те, вступив на путь мировых завоеваний, стали основательно изучать культуру покоренных ими народов и буквально впитывать все наиболее ценное.
В начале Средневековья греческая медицина, блеснув на закате своей былой славы появлением нескольких больших талантов: Аэций, Александр Траллийский и Павел Эгинский, пошла к своей полной гибели. На смену греческой медицине выдвинулась рожденная под ее же влиянием и во многих отношениях составлявшая ее естественное продолжение медицина арабов. В 9-11 вв. центр научной медицинской мысли переместился в страны арабского Халифата. Византийской и арабской медицине мы обязаны сохранением ценного наследия медицины Древнего Мира, которое они обогатили описанием новых симптомов, болезней, лекарственных средств. Большую роль в развитии М. сыграл уроженец Средней Азии, разносторонний ученый и мыслитель Ибн-Сина (Авиценна, 980-1037): его "Канон врачебной науки" был энциклопедическим сводом медицинских знаний. После крушения Западной Римской Империи в 5 веке нашей эры Европа потеряла большую часть интеллектуального достояния - греческую науку и латинские письмена. Церковь стала центром нового европейского сознания, и это влияло на все, в том числе, и на медицину. Организованные монашескими орденами госпитали, конечно, предлагали тяжелобольным и защиту и уход, но это не было лечением. Таким образом, пациенты либо боролись с болезнями собственными силами, либо умирали - квалифицированных врачей в Европе не было. К тому же для христианской церкви отсутствие грехов было куда важнее, чем здоровье и гигиена тела. Болезни рассматривались как некое состояние души, отягощенной грехами и происками дьявола. В качестве исцелителя каждому больному предоставлялся его святой покровитель - это все, что могла предложить церковь. Исследователь истории медицины, доктор Мейерхорд пишет: "Доктора-мусульмане смеялись над медиками, сопровождавшими крестоносцев, за их грубые и примитивные усилия.
Арабская медицина
Арабы, завоевавшие к тому времени весь север Африки и юг Европы, связали различные культуры с помощью арабского языка, который стал основным средством общения - подобно латыни и греческому в Европе, он считался языком литературы, искусств и наук. Медицина стала первой из греческих наук, которая изучалась арабскими учеными. После того, как Академия Платона была закрыта, многие ее выходцы нашли пристанище в университете Гондишапура, старом персидском культурном центре времён Сасанидов. В результате там была основана первая медицинская школа.
За двести последующих лет эта школа стала сильнейшим медицинским центром для всего арабского мира. Там изучались труды Гиппократа, Галена, других греков, а также перерабатывались достижения византийской, персидской, индийской и китайской медицины. Естественно, что в связи с этим возникла необходимость в переводчиках, и халифы Харун ар-Рашид (786-809) и его сын аль-Мамун (813-833) учредили в Багдаде "Дом мудрости" - Бэйт аль-Хикма - или, попросту говоря, переводческий центр.  В 805 году Харун ар-Рашид открыл первый госпиталь в Багдаде, и число подобных больниц постоянно росло. Госпитали не имели ничего общего с европейскими. Больных действительно лечили и ухаживали за ними; врачи же стремились улучшить знания в школах и библиотеках. Госпиталь (на персидском - Бимаристан) был колыбелью арабской медицины и основой современных больниц.
Значительное развитие получила фармация. Арабские фармацевты ввели большое количество новых лекарств; например, камфору, мирру, мускат, гвоздику. Для разбавления сильных средств использовалась розовая вода и другие цветочные настои. Популярна была также индийская конопля. В тот же период в Багдаде открылись первые частные аптеки, владельцы которых должны были иметь медицинское образование и выдержать экзамен.
Расцвет арабской медицины пришелся на конец 9 века. Первая значительная работа была сделана Абу Бакром Мухаммадом ибн Закарийёй ар-Рази (примерно 841-926), который родился недалеко от Тегерана и заинтересовался медициной только в 40 лет. Он является одним из самых значительных ученых исламской медицины, которому принадлежат труд "Аль-Китаб аль-Мансури", посвященный различным темам, начиная с общей теории, диет и медикаментов до ухода за детьми, кожных болезней, гигиены рта и воздействия окружающей среды, или, например, написанная им работа о камнях в почках, которая до сих пор актуальна. Он был первым, кто провел различие между оспой и корью, дав руководство для излечения каждой болезни! Будучи главой больницы в Багдаде, он придавал особую ценность повышению уровня образования врачей.
Кроме Разеса и Авиценны (Ибн-Сины), в арабских халифатах возникла целая плеяда замечательных ученых - Абу-л-Кайс из Андалузии, Ибн Захр из Андалузии, иранец Аббас, Али ибн Ридван из Египта, Ибн Батлан из Багдада, Абу Мансур Муваффак из Герата, Ибн Вафид из Испании, Мейсуйа из Багдада, Али ибн Иасу из Багдада, Аммар из Мосула, Ибн Рушд (Аверроэс) из Андалузии, чьи работы, переведенные на латынь, использовались в европейских университетах. Справедливости ради необходимо отметить, что не все из них были этническими арабами - арабский мир переплавлял и ассимилировал разные нации и народности. Например, упоминавшийся уже Разес был персом. Арабы собрали по крупицам медицинские знания из самых разных уголков Земли, в том числе и таких отдаленных, как Индия и Китай. Европа ничего не знала о бактерии холеры, когда ислам вступил в Испанию, и люди там относились к этой болезни как к наказанию, посланному с небес, чтобы взыскать штраф за грехи; но врачи - арабы тогда уже доказали, что даже бубонная чума является заразной болезнью и ничем больше.
Трактаты Авиценны и Разеса стали шедеврами медицинской науки - это подтверждается тем, что их переводили и издавали значительными (по тем временам) тиражами. Только в завершающие годы XV столетия, например, было выпущено 15 латинских и одно арабское издание "Канона" Авиценны, а в XVI веке было напечетано еще более чем два десятка изданий этого автора. Его использование продолжалось на всем протяжении XVII и XVIII веков, так что он стал наиболее широко известным из всех медицинских трактатов. К нему и в наше время обращаются в медицинских учебных заведениях.
Медицина в Европе.
Согласно    христианской    религии, знание имеет два уровня: сверхъестественное знание, даваемое в.«откровении» и содержащееся в текстах «Библии», и естественное — отыскиваемое человеческим разумом и выраженное в текстах Платона, Аристотеля и некоторых других античных авторов, признанных или канонизированных христианством. Задача ученых сводилась лишь к подтверждению этих текстов новыми данными.
На этой основе сформировалась средневековая схоластика (от греч. schole-—школа) —тип религиозной философии, характеризующийся принципиальным подчинением мысли авторитету догмата веры.
В области медицины главными авторитетами были Гален, Гиппократ и Ибн Сина {лат. Avicerma). Их сочинения, отобранные и отрецензированные церковными служителями, заучивались наизусть. Средневековые схоласты исключили из учения Галена его выдающиеся экспериментальные достижения в области строения и функций живого организма, в то время как некоторые его теоретические представления (о целенаправленности всех жизненных процессов в организме человека, о пневме и сверхъестественных силах) были возведены в религиозную догму и стали знаменем схоластической медицины средневековья. Таким образом возник галенизм — искаженное, одностороннее толкование учения Галена. Опровержение галенизма, восстановление истинного содержания учения Галена, а также анализ и исправление его ошибок потребовали колоссального труда и титанических усилий многих медиков эпохи Возрождения и последующего периода.

Фармакология и алхимия в Европе.
Часто алхимию называют лженаукой. На самом деле это закономерный исторический этап становления современной химии, которая прошла в своем развитии несколько периодов (алхимия, ятрохимия, флогистика и др.).
Как уже отмечалось, истоки алхимии восходят к искусству древнеегипетских жрецов, которые изготовляли сплавы различных металлов (в них входило и золото). «Металлические земли» использовались в древнем Египте для изготовления орудий труда, ювелирных изделий и предметов погребального культа. В Лейденском и Стокгольмском папирусах, найденных в 1828 г. при раскопках в г. Фивы . и относящихся к 300 г. н. э., описано 250 рецептов для выделения и обработки химических веществ. Искусство древних египтян было воспринято древними греками, которые переводили слово «chymeia» как «настаивание», или «наливание». В VII в. арабы прибавили к нему приставку «а!» (см. с. 157), которая была отброшена лишь в начале XVI в.
Перевод арабских алхимических рукописей на латинский язык, начавшийся в XI в., подготовил «алхимический бум» в Западной Европе. В период с XII по XVI в. европейские алхимики открыли железный купорос, углекислый аммоний, сурьму и ее соединения, освоили способы приготовления бумаги и пороха. Ставя перед собой определенные практические задачи, они разработали много химических методов и создали соответствующую своему времени теорию вещества.
Однако мертвящее влияние схоластики сказалось и на алхимии, а вместе с ней — на фармации.
Тем не менее подлинные ученые периода развитого средневековья стремились подойти к вопросу о превращении веществ с естественных позиций. Среди них были Арнольд из Вил-лановы (см. ниже), написавший трактат «О ядах», и Роджер Бэкон — автор трудов «Могущество алхимии» и «Зеркало алхимии». «Не надо прибегать к магическим иллюзиям,— писал Р. Бэкон,— когда сил науки достаточно, чтобы произвести действие». Одним из первых он выступил с критикой схоластики и провозгласил опыт единственным критерием знания. В понятие «алхимия» он включал    изучение растений, почв, животных, а также и медицину. В то время алхимия и врачебное искусство тесно соприкасались друг с другом, замечательные врачи и лекарствоведы были одновременно и великими алхимиками.

Медицинские школы в Европе.
Первые высшие школы в Западной Европе появились в Италии. Старейшая среди них — Салернская медицинская школа, основание которой относят к IX в. Школа в Салерно (недалеко от Неаполя) имела светский характер и продолжала лучшие традиции античной медицины. Слава о ней была так велика, что даже после появления в Салерно школ юристов и философов город продолжали называть civitas Hippocratica (город Гиппократа). По велению императора Священной Римской империи Фридриха II (1212—1250) ей — единственной в стране — было дано право присвоения звания врача; без лицензии этой школы заниматься медициной запрещалось. В 1213 г. Салернская школа была преобразована в университет. Обучение в Салерно продолжалось пять лет, после чего следовала обязательная врачебная практика в течение одного года. Со всей Европы стекались в Салерно страждущие исцеления и знаний:
Каждый согласен: по праву Салерно — бессмертная слава. Целого света стеченье туда, чтоб найти исцеленье. Я полагаю, что верно учение школы Салерно.
Архипиит (XII в.).
Салернская школа оказала большое положительное влияние на медицину средневековой Европы. Она была тем центром, откуда распространялись идеи, далекие от схоластики (рис. 80). Лучшим сочинением Салерн-ской медицинской школы за всю    ее тысячелетнюю историю явилась небольшая поэма «Салернский кодекс здоровья» («Regimen sanitatis Saler-nitanum»). • Ее автор — Арнольд из Виллановы (Arnaldo de Villanova, 1235—1311), прославленный ученый, врач и химик средневековья, впоследствии — магистр университета в Монпелье. Поэма посвящена диететике и предупреждению болезней. В ней приведены также некоторые сведения о строении человеческого   тела  (например, о количестве костей, зубов и крупных кровеносных сосудов). В красочной форме описал Арнольд четыре темперамента у людей. Вот каким он видел сангвиника:
Каждый сангвиник всегда весельчак и шутник по натуре, Падкий до всякой молвы и внимать неустанно готовый. Вакх и Венера — услада ему, и еда, и веселье; С ними он радости полон, и речь его сладостно льется. Склонностью он обладает к наукам любым и способен. Чтоб ни случилось,— но он не легко распаляется гневом. Влюбчивый; щедрый, веселый,.смеющийся, румянолицый, Любящий песни, мясистый, поистине смелый и добрый.
Перевод Ю. Ф. Шульца
Представления студентов о строении человека были весьма поверхностными. Церковь запрещала «пролитие крови» и вскрытие человеческих трупов. (Заметим, что в Александрии в эллинистическом Египте еще в IV в. до н. э. Герофил и Эразистрат проводили систематические вскрытия умерших и казненных преступников, что положило начало созданию описательной анатомии.)
Первые вскрытия умерших в Западной Европе стали производиться в наиболее прогрессивных университетах (Салерно и Монпелье) с особого разрешения монархов лишь в XIII— XIV вв. Так, в 1238 г.. Фридрих II разрешил медицинскому факультету в Салерно вскрывать один (!) труп в пять лет. В 1376 г. Людовик, герцог Анжуйский и правитель Лангедока, приказал своему суду отдавать университету в Монпелье один труп в год.
Университет в Монпелье был одним из самых прогрессивных в средневековой Европе. Свидетельство тому — обязательная врачебная практика за пределами города. Так, в 1240 г. студенты арестовывались только после работы в больнице в течение шести месяцев; в 1309 г. требовалась уже 8-месячная практика вне Монпелье. Имеются также сведения, о том, что студенты Монпелье уже в XIII в. посещали операции своих учителей-магистров и обучались «слушая и видя».
Однако в подавляющем большинстве средневековых университетов хирургия не преподавалась и в число медицинских дисциплин не входила. Ею занимались банщики, цирюльники ' и хирурги, которые университетского образования не имели и в качестве врачей не признавались. Первые перемены в отношении к хирургии наметились после распространения в Западной Европе переводов арабских рукописей, а также в связи с крестовыми походами. Первый в Западной Европе учебник по анатомии, был составлен в 1316 г. магистром Болонского университета Мондино де Луцци (Mondino de Luzzi, 1275—1326) (рис. 82). Его сочинение базировалось на вскрытиях всего лишь двух трупов, которые ввиду крайней редкости этого события производились весьма тщательно, в течение нескольких недель.
Однако в целом средневековая наука и образование в Западной Европе носили схоластический характер. Господствовали культ   цитат,   механическое заучивание научных текстов, пренебрежение к практическому опыту. Известный французский карикатурист Оноре Домье (1808—1879) великолепно представил яростный спор докторов-схоластов: пока каждый из них, повернувшись спиной к больному, доказывает правильность своей цитаты,— смерть уносит больного (рис. 83). Средневековая схоластическая медицина Западной Европы во многих отношениях стояла спиной к больному. Однако со временем накопление знаний привело к вызреванию объективных предпосылок для развития нового опытного метода в науке.

Медицина Руси
Лекари-профессионалы появились, в основном, из среды волхвов, кудесников, ведунов, знахарей, колдунов - этому способствовали природная наблюдательность, желание найти разгадку явлений природы, тайн человеческого организма. Уважением к естествоведческим познаниям волхвов проникнуты многие ранние летописи.
Волхвы были знатоками "зелий", т.е. лекарственных растений. Волхвы успешно выступали в роли детских врачей, оказывали помощь женщинам при бесплодии, их приглашали в дома к больным, страдавшим заразными болезнями, к раненым и "язвенным" больным.
В ранних памятниках письменности господствует полная нерасчлененность понятий "волхв", "врачь", "лечець", "зелейник", "чародей". По древнерусскому представлению, волшебство - это высокое искусство, мастерство ("влъшебная хытрость"), а волхв - есть "премудр", человек с большим опытом и знаниями.
Чтобы показать особую глубину медицинских знаний у врачей, древнерусская литература присваивала им эпитеты "мудрых", "хитроков", "филозофов".
Медицина в Новгороде как пример медицины на Руси.
Новгород по своей санитарной культуре и благоустройству стоял на первом месте среди крупнейших городов Северной Европы.
Здесь раньше, чем в Париже и Лондоне на площадях и улицах появились деревянные мостовые, действовала разветвленная подземная дренажная сеть деревянных труб.
Новгородцы прежде киевлян (в конце IX - начале X вв.) приступили к строительству деревянных изб.
Баня в Древней Руси была распространена гораздо шире, чем в любой европейской стране. Новгородские врачеватели хорошо понимали целебную силу бань.
Мыло в ту пору ввозилось из-за границы и было доступно Красивая и удобная одежда - не только проявление вкусов и моды различных эпох, но и своеобразный индикатор санитарной культуры населения. Новгородцы в XI - XIII вв. одевались в одежду, хорошо сохраняющую тепло, и надежно предохраняющую кожу от механических повреждений, пыли, грязи, укусов насекомых, не сковывающую движения.
Для стирки одежды и мытья тела новгородцы использовали легкомылящиеся почвы, минералы, имевшие в своем составе жир и золу. Белье кипятили в бочках с зольной водой.
Новгородцы были сильными людьми. Физический труд, простая, здоровая пища, длительное пребывание на свежем воздухе повышали их сопротивляемость губительному действию микроорганизмов.
Но жестокий бич голода, эпидемии уносили многие жизни. С середины XII до начала XVIII в. чума, оспа, сибирская язва, тиф - 17 раз становились причиной опустошительных эпидемий для Новгорода. Все, кто был способен, бежали из города, оставляя его на попечение светских и монастырских лекарей.
С постоянным риском для жизни они обходили дворы и улицы. Кормили больных, передавая им пищу через пламя костра. Отвозили умерших на дальние кладбища.
Первые больницы основывались, в основном, в монастырях. Деревянные здания больниц располагались обычно внутри четырехугольного пространства, образованного монастырскими стенами. В больших монастырях наряду с больницами строили бани и "свитошные" (прачечные).
Начиная с XV в. очаги с дырой в потолке вместо дымохода выместили печи, на смену которым со временем пришла система внутристенных труб с циркулирующим по ним горячим воздухом. Окна закрывали пластины слюды. Больные спали на деревянных нарах. Вместо матрацев использовались сухой мох, солома, камыш.
Широкое использование лекарств растительного и животного происхождения дополнялось приемами из арсенала хирургического искусства.
Почетом в древнем Новгороде были окружены "резальники" (хирурги). Используя экстракт красавки и настойку опия, они проводили довольно сложные операции по ампутации конечностей, трепанации черепа, чревосечению.
В некоторых летописях можно найти описание врачебных действий. Так, если судить по «Изборникам Святослава» (1073, 1076), то врач должен был, прежде всего, быть резалником (хирургом – М.М.), умеющим разрезать ткани, ампутировать конечности, производить лечебные прижигания раскаленным железом, т. е. упот¬ребляющим металл: «Железо не весть, что делает, но врач весть действо железное». В других летописях привлекают внимание своеобразные иллюстрации на медицинские темы. Так,  «Лицевой летописный свод», охватывающий период от «сотво¬рения мира» до 1567 года, содержит рисунки древнерусских протезов, называвшихся «древяница» или «тояги». Они предназначались для людей с ампутированными конечностями. Костыли, тоже деревянные, иногда со сложными приспособлениями, употреблялись для опоры плеча, колена. В «Своде» была даже  миниатюра, иллюстрирующая процесс изготовления в кузнице железного креп¬ления на костыль.
Медицинские сведения в древнерусских летописях были чаще всего связаны с болезнями сильных мира сего. Так, в "Повести временных лет" (1044) говорится  о постоянной повязке на темя  по поводу врожденной мозговой грыжи, сделанной князю Всеславу. В Ипатьевской летописи (1289) содержится документальное и красочное описание болезни князя Владимира Васильевича Волынского, благодаря которому современный медик может распознать заболевание, о котором идет речь: скорее всего, это был рак нижней губы. К сожалению, Ипатьевская летопись не сообщает, как лечили князя - может быть, еще и потому, что исход лечения оказался фатальным.
Гораздо подробнее и квалифицированнее освещает летописец болезнь Василия III (отца Ивана Грозного), приводит почти  клиническое описание хода заболевания, которое было, по всей  вероятности, гнойным воспалением тазобедренного сустава (гнойный артрит).
Запечатленные  в летописях своеобразные "истории  болезни" руcских  князей  свидетельствуют об использовании и различных хирургических методов лечения  Так, в Никоновской летописи описано,  как в "лето 6949" (т.е. в 1441 г.) долго болевшему  князю  Дмитрий Юрьевичу Красному во время причащения оказал квалифицированную медицинскую помощь его духовник  врач-монах отец Осия: при сильном кровотечении он  успешно использовал метод тампонады. 
Древнерусские историки сообщали об использовании метода  прижиганий (с помощью горящего трута). По свидетельству Никоновской летописи, в "лето 6970" ( в 1462 г.) при лечении великого князя  Василия Васильевича, страдавшего «сухотной болезнью»,  был применен  общепринятый тогда метод лечения – прижигания. К сожалению, примененный метод не помог.
Одно из немногих известных имен - легендарная Евпраксия (1108-1180), внучка Владимира Мономаха, дочь князя Мстислава. В 1122 году ее выдали замуж за сына императора Византии Алексея Комнена и при короновании назвали Зоей. В Византии она изучила греческий язык и "много занималась в излюбленной ею области врачевания, быть может перечитала доступные ей медицинские сочинения (Гиппократа, Галена и др.) и в результате сама написала руководство по медицине.
Это руководство - один из древнейших русских лечебников "Мази" ("Алимма"): единственный уцелевший экземпляр этого руководства хранился во Флоренции, в библиотеке Лоренцо Медичи. В конце XIX века российский историк Х.М.Лопарев обнаружил во Флоренции этот труд и приобрел копию греческой рукописи "Алимма". В рукописи, состоявшей из пяти частей,  были приведены в определенную систему различные разрозненные  медицинские сведения, в частности, описаны «наружные болезни» и приведены рецепты различных лекарств, рекомендовавшихся при заболеваниях кожи и зубов, рассказывалось о болезнях сердца и желудка. В качестве наиболее распространенных лекарств в рукописи были приведены всевозможные мази, почему, вероятно, и весь труд получил название «Алимма». Этот труд, обобщивший ряд медицинских наблюдений того времени и приписываемый Зое, был, очевидно, знаком и использовался лечцами  Древней Руси.  Каково было «врачебное сословие» Древней Руси?
В существовавших тогда монастырских и церковных больницах работали образованные врачи-монахи, профессионалы своего дела. Конечно, основным занятием ученых-монахов, представлявших тогда очень тонкий слой носителей интеллектуальной культуры, было, скорее всего, не исцеление болящих или изучение и переписка античной литературы, а богословие, поглощавшее главные интеллектуальные устремления духовного сословия. Но все-таки, как свидетельствуют исторические источники, немало было среди них и т.наз.монастырских врачей.
Помимо образованных (в той или иной мере) врачей-монахов,  пользовавших своих пациентов в монастырях, в средневековой России действовали  многочисленные мирские  врачи, профессиональные лечцы, постигавшие азы своей профессии  в порядке ремесленного ученичества, часто в семьях потомственных целителей. Среди них преобладали  специалисты “терапевтического” профиля - камчужные (по лечению ломоты, в современном  понимании - ревматизма), очные (они занимались лечением болезней  глаз), чепучинные (специалисты по сифилису), те, кто лечил от"порчи"  (предки современных психоневрологов) и др.
О том, что в средневековой России лечение у хирурга было  обычным делом, можно говорить вполне определенно. эти методы использовались в практике. Медицинская, в т.ч. хирургическая, помощь простому народу,  в частности лечение ран, в какой-то мере обеспечивалась законодательно
Были в числе мирских врачей и лечцы "хирургического" профиля - резалники: среди них различались костоправы ("травматологи"), камнесечцы (специалисты по лечению  болезней мочевого пузыря), кильные  мастера (занимались лечением килы, т.е. грыжи), чечуйные (лечили геморрой).  Позднее, в ХУ-ХУ1  веках, в свидетельствах современников упоминаются также алхимисты, "лекари польской породы", ученики общелекарские и др.
Правда, об их делах, об их практике, об их методах лечения  в древнерусских летописях говорится до крайности мало. Вероятно, причин этого было несколько, например, неосведомленность летописцев в медицине; но  основной причиной, может  быть, было изначально скептическое отношение церкви к этим лечцам, которые, наряду с методами античной и народной медицины, применяли и сурово  преследовавшиеся  православием способы волхования, пришедшие  еще из языческих времен. Нельзя исключить, впрочем, и элемент своеобразной конкуренции с врачами-монахами, с монастырской медициной. 

Фармакология на Руси
Так, заболевание, которое современные медики называют цингой, наши древние коллеги побеждали настоем шиповника, чесноком, луком. Кстати, лук считался уни¬версальным средством, о нем даже сложили поговорку: «Лук от семи недуг». Деготь выручал от кожных болез¬ней, морковь — от малокровия, семенами тыквы изгоняли глистов. Есть мнение, что существовал даже сложный отвар, в состав которого входила ртуть: его применяли при «прилипчивы»  (венерических)  заболеваниях. Применение некоторых лечебных средств должно было  сопровождаться заговорами. С конца XVII века в лечебниках встречается чрезвхычайно много «врачебных» молитв и знахарских заговоров, заимствованных частью из народной эпической старины, частью из книг апокрифических: все эти молитвы и заговоры были, конечно же, своеобразными психотерапевтическими лекарствами и порой помогали больным.
Териак - ссылка на эту панацею от всех бед есть у каждого врача, оставившего след в истории, начиная от Галена, кончая Авиценной, и далее – вплоть до новейших времен. Териак включен и в арсенал тибетской медицины и шире –медицины всего Востока.
Историки и врачи пытаются в древних источниках информации найти рецепт этого снадобья, но пока безуспешно. А ведь интересно было бы узнать о нем подробнее и, быть может, (почему бы и нет?) возродить его к жизни. Есть подозрение, что териак и поныне в арсенале безотказных средств народной медицины.
В произведении «Вертоград» (1534г.) можно найти более ста названий веществ и лекарств, которыми торговала Русь. Так, лекари использовали мышьяк для лечения болезней кожи, которые сопровождаются разрастанием рогового слоя. Для лечения кожных болезней применяли также киноварь и ртуть. С помощью этих средств избавлялись от таких паразитов, как вши и блохи.
На Руси были известны и побочные эффекты применения ртути – стоматиты, а также способы их предупреждения.
Древнерусские целители использовали и минералы для лечения болезней.
Лазурит использовался в качестве слабительного и для лечения перемежающейся лихорадки.
Алмаз применялся для смазывания краёв гнойных ран и язв, а также для лечения дёсен при цинге.
Применение агата упоминается ещё в «Изборнике Святослава». Из него в Древней Руси изготовляли сосуды для перевозки и хранения лекарств. Уже в те времена агат считался лекарственным средством. Его применяли в виде присыпки или мази при укушенных ранах. В лечебнике описана разновидность агата – оникс, который применялся для изготовления инструментов для кровопускания. На Руси высокор ценился аметист. Его применяли в качестве противоядия при алкогольных отравлениях.
В Древней Руси был широко распространён способ лечения болезней с помощью определённых органов, желчи, животных соков, птичьих яиц, вытяжек из тел насекомых. Сырьё для таких лекарств добывали и на Руси, и привозили из других стран. Много сырья привозилось из восточных стран.
Самым популярным средством при любых расстройствах желудка считался «камень безоар», который находили в кишечнике многих животных.
Есть ещё одно средство животного происхождения, применявшееся на Руси, - секрет железы кабарги – источник мускуса. Его применяли при болезнях сердца, а также при болезнях эпилепсии, душевнобольных с депрессией, лечили им и запои.
Огромной популярностью среди врачей московского государства пользовались пантовые "оттирки" - панты пятнистых оленей. На Руси пантовые "оттирки" назначались при эпилепсии), при желудочных и маточных кровотечениях, при параличах Больные пили их с вином и водой при сердечных болезнях.
Особенно ценили на Руси вещества, действующие благотворно на сердце, успокаивающие нервы, придающие бодрость. В древнерусских лечебниках их называли нежными ласкательными именами: "любка", "зелие милое", "дар небес" и так далее.
Но основное место в древнерусской медицине занимали лекарства растительного происхождения. В настоящее время они более изучены, и многие из них успешно применяются современными врачами. Так, гвоздика рекомендовалась при слабости зрения, при заболеваниях желудка, печени, сердца. Перец (черный) считался у русских лекарей настоящей панацеей от всех болезней. Лечили им и ревматические болезни. В качестве противопростудных средств давали имбирь. Его принимали в уксусе на ночь.
Популярны были также мускатный орех, мускатный цвет, которые привозили из Индии. Они применялись как мочегонное средство и для возбуждения хронических больных.
В качестве обеззараживающих средств в Древней Руси использовалась полынь, багульник и др. В "Киево-Печерском патерике" (16 в.) упоминаются сенна и ревень, которые употреблялись в качестве слабительных средств.
Однако непросто было сохранить лечебники и травники. Держать их у себя дома было небезопасно. На такого человека могли написать донос, судить, всё имущество забрать в казну, а человека сослать в какой-нибудь отдалённый монастырь. И таких случаев на Руси было немало.
Несмотря на это, лечебники и травники продолжали тайно хранить во многих домах, благодаря чему мы и имеем представление о многих элементах народной медицины Древней Руси.
В лечебниках русской медицины большое значение приобретают растения. Заготовка лекарственных растений выходит на первое место путем введения натуральной повинности, а также благодаря экспедициям травников аптекарского приказа. Особый "авторитет" имело все семейство луковых, а в особенности чеснок и лук. В старинных травниках отмечалась их способность стимулировать регенерацию кожи при ожогах, ушибах, ранениях.

Хирургия Руси
В рукописных лечебниках  раны различались “стреляные”, “сеченые” и “колотые”, причем особое внимание обращалось не на “свежие” раны, а на часто встречавшиеся осложнения - “старые”, долго не заживавшие раны. Преобладали консервативные методы лечения, с использованием  различных мазей. Для перевязки использовались или высушенные мицелии гриба, “губы дождевки”, или “древесный мох”, собранный преимущественно “с дерев благовонных”: этот мох считался, кроме того, хорошим гемостатиком, Раны и язвы орошали разными целебными жидкостями. Использовали примочки и промывания. Применяли присыпки, окуривание ран дымом. Глубокие раны (“фистилы”) подвергали спринцеванию. В большом ходу были “леваши” - пластыри, а также непосредственное прикладывание к ранам различных частей свежих целебных растений. Вообще растительные лекарства, вместе с веществами химической природы (минералами, солями тяжелых металлов, некоторыми сложными органическими веществами), составляли тогда (да и потом тоже) основной арсенал использовавшихся средств лечения.

Так называемая “массовая” хирургическая помощь в средневековой России тогда не намного отличалась от таковой в странах Европы. Например, ампутации конечностей (“оттирания”), о которых в летописях  упоминалось “попутно, мимоходом”, - эти сложнейшие по тем временам операции хотя и  нечасто, но все-таки производились русскими резалниками,  об этом сохранились исторические свидетельства. Раз делали средневековые лечцы “сшивание”  ран -  значит, использовали они и соответствующие инструменты и приспособления (иглы, нити и пр.). Операции производили “на лавке лекарской” (операционном столе). Для транспортировки раненых с переломами конечностей и их лечения применяли шины из различных подручных предметов - об этом тоже  упоминалось в летописях. Не было, правда, у нас тогда профессоров хирургии - так и в Западной Европе, несмотря на многовековое существование университетов,  они насчитывались буквально единицами. Не было и “братств хирургов” - только потому, что разделение медицины и хирургии было неведомо в России ни тогда, ни потом....

Чем не болели наши предки?

А ведь и в те времена был грипп, да только называли его как-то иначе. А вот как – неизвестно.
Обозначение болезней и симптомов преимущественно через славянскую лексику свидетельствует об очень древней основе частной патологии. Из внутренних болезней отмечены: златяница (желтуха), камчюг (артриты), усови (плеврит), вдушь (астма). К нервно - душевным относились точение пены, или падучая немочь (эпилепсия), расслабление (параличи). Прокажением именовали болезни типа волчанки, лепры и другие кожные невзгоды.
Из инфекционных хорошо знали сухотку (чахотку), огневую (сыпной тиф). Трясця (малярия) описана в форме вседневной, черездневной и «квартано» (четырехдневной). К группе гибельных моров причислялись утроба кровавая (дизентерия), чума легочная, мозолие (бубонная чума), возуглие, или прищ горющ (сибирская язва), жаба горляная и многие другие.
  ЛИТЕРАТУРА

1.   Рыбаков Б.А.,Язычество древней Руси, М.,1987, с.5-6.
2.   Галактионов А.,Никандров П.,История русской философии,М.,1961,с. 23.
3.   Чебан С.,Журнал Министерства народного просвещения,1913,январь,с.101.
4.    Krumbacher K.,Geschichte der Byzantimischen Literatur,Muenchen,1897,s.613-620.   
5.   Древнерусские летописи,М.,1936,с. 62.   
6.   Полное собрание русских летописей (ПСРЛ),т. 9,СПБ,1862,с. 107
7.   Богоявленский Н.А.,Вестник хирургии,1958,№ 7,с. 134.
8.   Флоринский В.М., Русские простонародные лечебники и травники, Казань,1880, с. VIII.
9.   Киево-Печерский Патерик, М.,1911,с. 215.
10. Гиппократ, Избранные книги, М.,1936,с.96-97.
11. Там же,с.201-203.
12. Там же,с.215-220.
13. Змеев Л.Ф., Русские врачебники, СПб,1895,с.22.
14. Поддубный М.В., Советское здравоохранение,1987,№ 7,с.66-67.
15. Богоявленский Н.А.,Отечественная анатомия и физиология в далеком прошлом,
      Л.,1970,с.53.
16. Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы, т.III, М.,1953,с.217

0

6

Вот фотография маленького чуда славянской медицины-тот самый легендарный пес Рэксик,которого оперировали на Коляду

0


Вы здесь » Форум Краснодарской городской общины "Славянский искон" » Творчество » Медицина древней Руси и Европы